VUCA-Воскресенский

На главную

В сентябре и октябре прошлого года на базе РАНХиГС прошло масштабное мероприятие для кадрового резерва – управленцев и чиновников со всей России. Прыжки со скалы в Сочи (поговаривают, что далеко не все участники отделались лёгким испугом), запись которых была слита в СМИ, – это только часть интенсивного образовательного процесса. В меню также было погружение в тайны VUCA-менеджмента, resolution sessions, работа с кейсами и team-building с замминистрами из финансово-экономического блока правительства, переодетыми по случаю в поло с коротким рукавом.

Такими вещами чиновники занимались и раньше. Премьер Медведев, например, вывозил членов кабинета в корпоративный университет Сбербанка, где им читали лекции о мир-системном анализе Иммануила Валлерстайна и авторитарных модернизациях. Но прошлогодней осенью важной новацией стала замена глав регионов и управленческих инноваций, к которым приобщали назначенцев. Запуск программы «Лидеры России», совпавший с волной замен, – третий элемент кадровой революции.

Впервые куратор региональной политики показал не только лица, но и рамку, в которую они будут вставлены. Это были прокачанные (причём известно, как именно прокачанные) менеджеры.

Архитектора революции зовут Герман Греф. В новейшей истории России он занимает примерно то же место, которое в истории России петровской занимал Александр Меншиков. Греф не просто ассистент, придерживающий правителя за фалды, чтобы тот не выпал в прорубаемое в Европу окно, а человек, первым примеряющий на себя всё, что спустя годы станет общенациональным поветрием.

Возглавив в 2000 году Минэкономики, Греф сделал ставку не на старые партийные кадры с советским прошлым, не на героев бизнеса 1990-х, не на питерских, не на чекистов, а на талантливую молодёжь: людей с хорошими дипломами, беглым английским и знаниями, а не управленческими навыками, взятыми из практики.

Про Минэк тех времён шутили, что туда не берут на работу тех, кто не читает на латыни. К примеру, Станислав Воскресенский, назначенный и.о. губернатора Ивановской области, – представитель того первого грефовского призыва ботаников на госслужбу. 

Этого призыва хватило бы в качестве платы за билет в историю, но Греф купил себе ещё один. Управленческая революция в Сбербанке – «и слоны умеют танцевать» – из локального эксперимента ветерана путинской команды превратилась после крымских событий в единственный полноценный канал импорта западных идей в Россию. Во всех сферах российской интеллектуальной жизни западное активно запрещается или не очень активно, но систематически выдавливается. И только отечественная менеджерская «наука» благодаря усилиям Грефа (так называемой, библиотеке Сбербанка – арсеналу практик коучинга, протестированных на сотрудниках кредитной институции и перенесённых в сферу госуправления) постоянно пополняется идеями и техниками «с Запада».

Благодаря Грефу чиновников, будущих губернаторов, сотрудников госкорпораций учат прыгать в холодную воду, преодолевать страх и «решать бизнес-кейсы» (как будто кейс вообще можно «решить»), потому, что так из обычных людей делают лидеров на Западе. А ещё будущих лидеров России, как и их западных собратьев по разуму, учат VUCA-менеджменту, то есть управлению в эпоху нестабильности (volatility), неопределённости (uncertainty), сложности (complexity) и неоднозначности (ambiguity) – итого VUCA. Чем сложность отличается от неоднозначности, а нестабильность от неопределённости, знают только коучи, гуру бизнеса и те, кто придумал этот варварский акроним, напоминающий по звучанию название исполненного Шакирой гимна ЧМ-2010 года.

И прыжки в воду, и VUCA прижились у нас, несмотря на тотальную борьбу с низкопоклонством и тлетворным влиянием. Почему? Прелесть современного глобального управленчества для российских чиновников и их духовных водителей заключается именно в том, что оно – управленчество – не представляет собой знания в полном смысле этого высокого слова. Это набор сшитых белыми нитками околонаучных историй, собранных с бору по сосенке «примеров из жизни» и биографических баек, выдаваемых за «глубокие инсайты». Часть из предложенных Сбербанком к ознакомлению книг – действительно стоящие вещи, в которых пишут не только о «кейсах», но и о правилах, институтах и ценностях, лежащих в их основе. Но это лишь меньшая часть. БОльшая – это книги в духе «помоги себе сам», дешёвые поделки без смысла, второсортный менеджерский pulp fiction.

Губернаторов больше не готовят как советских руководителей, владеющих пусть кастрированным и изуродованным до неузнаваемости, но всё же знанием. Не готовят как людей, способных поговорить с доярками, воодушевить рабочих или поднять на борьбу интеллигенцию. Новым губернаторам вообще не нужны знания, они не должны искать подходы к людям и говорить с ними на их языке или языке блага и высоких идей. Они – управленческий спецназ, забрасываемый Москвой за линию фронта.

Как и любой другой центр, Москва не может дать им с собой в дорогу ничего, кроме некоторой суммы денег и навыков выживания в проблемных средах. Все остальное (в том числе «лучшие практики») попробовали, но ничего не сработало. Поэтому теперь вместо Маркса, фон Хайека или Кейнса, кому что нравится, губернаторам достаются азы VUCA-менеджмента и прыжки в воду. Вот он, смысл новой кадровой революции: губернаторов в прямом смысле слова готовят как диверсантов, отправляемых за границу видимого пространства кремлёвского или белодомовского двора в пространство административной карты необъятной Родины. Отправляют, зная уже сейчас, что через неделю после заброски придётся заподозрить собственных засланцев в двойной игре.

Ни Сергей Кириенко, куратор региональной политики, ни его начальник президент Путин не могут предсказать наверняка, как сложится карьера одиннадцати губернаторов осеннего призыва 2017 года. Кого-то из них благодаря отсутствующей грани между «лучшим» и «преступным», наверняка посадят, а кого-то, возможно, наоборот – представят к награде. И именно поэтому вновь назначенные губернаторы больше не часть элиты. Настоящая элита отрезает их от себя за счёт конвейерного механизма интронизации и слитых в СМИ кадров идиотского коучинга, копирующего недорогие и не самые лучшие американские программы выработки лидерских качеств.

«Промышленные ведомости».

22.01.2018 13:36, Константин ГААЗЕ