Воскресенский в понедельник. Часть 2. Русгидра

На главную

В минувший понедельник мы остановились на том, как Воскресенский мл. (в недалёком будущем губернатор Ивановской области) благодаря лоббистским усилиям Воскресенского ст. (на тот момент член Совета директоров «Русгидро», человек, ловко приватизировавший в суматошные 90-е такую доходную отрасль как проектирование и эксплуатация ГЭС по всему миру) стал не только заместителем министра экономического развития РФ, но и, что было более насущно для Воскресенских, членом правительственной Комиссии по вопросам развития электроэнергетики.

Тут-то семье Воскресенских козырная масть в виде гидроэнергетического госзаказа и попёрла. Семья провернула много гидроэнергетических афер и подобралась, благодаря им, даже к спискам «Форбс». Вот афера самая знаковая и показательная, якутская.

Сама по себе гидроэнергетика – дело хорошее. Именно на её развитии строился план ГОЭЛРО, позволивший сделать Советскому Союзу качественный экономический скачок и стать промышленно развитой державой. Гидроэнергетика имеет ряд существенных преимуществ, по сравнению, например, с энергетикой газовой, не говоря уж об угольной. Поскольку не потребляет портящего атмосферу топлива, идеально выполняют резервные функции в случае сбоев в энергосистеме, даёт толчок новым структурным проектам (связанным, например, с развитием гидроузлов) и наносит минимальный, в сравнении с газом и углем, вред природе.

В общем, многим хороша гидроэнергетика, но реализовывать соответствующие проекты надо осмысленно и тщательно продумывая их эффективность. Эффективность, по крайней мере, в случае с Южной Якутией, выглядела весьма сомнительной.

ГОЭЛРО тем и был хорош, что гидроэлектростанции (по крайней мере, на начальном этапе), строились на Северо-Западе – там, где имелись внушительные водные ресурсы и, одновременно, промышленная база, на развитие которой эта энергетика работала. В Якутии, в силу климатических условий и слабой транспортной доступности, строительство таких технически сложных сооружений оказывалось сопряжено с дополнительными проблемами. При этом количество потенциальных потребителей весьма ограничено. И трудно предположить, что даже при успешной реализации таких проектов, они выстроятся в длинную очередь. Гораздо логичней разрабатывать в этом регионе то же Чаяндинское газовое месторождение с созданием соответствующей инфраструктуры, способное поставлять голубое топливо на экспорт, тем же китайцам (что, собственно, и делает сейчас «Газпром»).

Однако, несмотря на сомнительность всего предприятия, 10 лет назад появилось ОАО «Южно-Якутский гидроэнергетический комплекс», заявившее о намерении организовать возведение целого комплекса ГЭС и запросившее средства из Инвестиционного фонда Российской Федерации. Заявка была одобрена Минэкономразвитием, и деньги на подготовку проектно-сметной документации выделили. Проектирование начали с Канкунской ГЭС (на реке Тимптон). В местной прессе запестрели материалы, расписывающие, какой город-сад появится в сибирской тайге, и как расцветет Якутия в целом.

В апреле 2012 года прошла информация о том, что проектная документация передана на госэкспертизу. И всё, история внезапно заглохла. Проект оказался замороженным. Причём дело было не в недостатке средств, а в том, что его экономическая целесообразность стала выглядеть совсем уж сомнительной.

В начале аферы заявлялось, что из необходимых для строительства 7,4 тысяч специалистов около 70% придётся привлекать из других регионов. Но больше всего цена работ подскочила по причине, на которую изначально указывали опытные проектировщики. Реально возвести ГЭС в соответствии со всеми необходимыми требованиями можно только при использовании привозных, а не местных (как изначально указывалось в заявке) материалов. В результате проект закрыли, но с проектировщиками, разумеется, рассчитались. Это были миллионы не рублей.

Генеральным подрядчиком проектных работ по Канкунской ГЭС выступил «Ленгидропроект» — более чем почтенное учреждение, при участии которого были построены почти все крупные гидроэлектростанции Советского Союза и несколько зарубежных.

Корень проблемы заключался в том, что у руля «Ленгидропроекта» стоял в то время Воскресенский ст. При этом, когда эпопея закручивалась и когда она уже тихо сворачивалась, в распоряжавшемся деньгами инвестиционном фонде Министерства экономического развития работал Воскресенский мл.

Стоит ли удивляться, что средства, выделенные на освоение заранее провального проекта, осваивались именно Воскресенским ст.?

(Использованы материалы из открытых, приоткрытых и прикрытых источников. Продолжение следует).

21.05.2018 08:01, Владимир РАХМАНЬКОВ