Басурмане

На главную

Первую версию мы знаем давно. Очень крупный русский витязь довольно долго лежал на печи, может, пролежал бы всю жизнь, но прознал стороной, что полчища печенегов идут воевать Русь, чтобы полонить красну девицу. Встал витязь с печи, взял дубину и пошёл защищать красну девицу. В процессе защиты по большей части случайно положил в чистом поле несметное количество печенегов, потому что один взмах дубины витязя кладёт до сотни печенегов. Это не от ненависти и садизма, а по природе взмаха русской витязевой руки.

В современной ивановской интерпретации былины всё выглядело следующим образом. В ночь с 27 на 28 июля в одном из ивановских клубов группа пьяных азербайджанцев принялась приставать к русской красавице и даже бить её по причине расовой ненависти. Красавица позвонила знакомому здоровяку, пожалуй, что и родственнику, который бросился на помощь, прихватив в запальчивости травматический пистолет. Нашёл главного приставалу, хотел съездить ему по морде кулаком, но в кулаке случайно оказался пистолет, палец случайно оказался на спусковом крючке, случайно дрогнул, и пуля случайно угодила в глаз приставале, который немедленно скончался. Здоровяк же лёгкой трусцой покинул поле боя, потому что как раз вспомнил, что у него жена на сносях и волнуется за его ночное отсутствие.

Версию поддержал депутат Ивановской областной думы Дмитрий Шелякин, принадлежащий к партии, не отличающейся брезгливостью и сдержанностью в политических заявлениях на национальную тему. И позволил себе публично поучать лидеров кавказских диаспор, будучи осведомлённым только об одной, былинной версии. Соответственно, уголовное дело волей-неволей переросло в дело политическое. А в Сети начался сбор подписей за свободу убийце с подразумевающимся лозунгом «Чурки, вон»! К крайнему неудовольствию ивановских властей и правоохранительных органов.

Всякий вдумчивый человек, в отличие от Шелякина, понимает, что существует и другая, противоположная версия произошедшего. Она до сих пор не изложена в публичном пространстве. Восполним.

По этой версии девица была совершенно не причём, но спьяну полезла в конфликт между русским и азербайджанцем, кинулась на спину азербайджанца, полагая, что таким образом защищает своего кавалера, ну и, разумеется, была слегка затоптана как своими, так и чужими. После этой, вполне локальной драки без тяжких последствий, разгорячённые стороны принялись звонить своей поддержке. Поддержка не замедлила прибыть, и в толпе произошло убийство. Демонстративное и циничное,  с захватом, удержанием и выстрелом в лицо в упор.

До приговора суда будем считать, как люди сдержанные, что обе версии имеют равное право на жизнь в протоколах следствия.

Но есть сопутствующая информация. Убитый был простым азербайджанским парнем, грузчиком и разнорабочим, поскольку не смог устроиться по специальности после окончания ивановского вуза. Убийца — русский человек с уголовным прошлым, нелогичной в приложении к произошедшему, но говорящей кличкой Басурман и с не самой привлекательной биографией.

Но Басурман в этой истории не так уж и важен. Другой человек, который, возможно, и спровоцировал конфликт, теперь остаётся за кадром. Тот, кто изначально повздорил в клубе с азербайджанцами. Это сын одной известной ивановской предпринимательницы, — известной не столько бизнес-успехами, сколько давней работой под полицейской крышей. Можно предположить, что полиция именно поэтому и не задержала Басурмана на месте драки, а потом не искала в течение десяти дней, позволив прийти в себя, проконсультироваться с адвокатами и добровольно сдаться. Теперь он может рассказывать о случайности выстрела и, как минимум, спокойно утверждать, что был не пьян.

Да и это ещё не всё. На заметку Шелякину и прочим провокаторам национализма. В конфликте и русские, и азербайджанцы принимали участие и с той, и с другой стороны. И не только русские и азербайджанцы, но и представители других национальностей, включая даже экзотического грека.

26.08.2019 07:54, Владимир РАХМАНЬКОВ