Без самоваров, но с вопросами

На главную

Если честно, я до последнего думала, что 17 декабря мне предстоит поездка в Москву. Потому что то мероприятие, на которое я заранее аккредитовалась как корреспондент газеты «Наше слово» (издание Ивановского района Ивановской области), в прежние годы проходило именно в столице. Но в этом году ежегодная пресс-конференция президента России была организована в режиме видеоконференции. «Мы поедем не в Москву, а в Тулу», — сообщили мне перед отъездом. Ну, в Тулу так в Тулу!

Президент отвечал из своей резиденции в Ново-Огарёво, а журналисты задавали вопросы по видеосвязи, причём представители федеральной и зарубежной прессы работали в Центре международной торговли на Красной Пресне, а региональные журналисты — на площадках, созданных в федеральных округах: в Туле, Санкт-Петербурге, Ростове-на-Дону, Ставрополе, Нижнем Новгороде, Екатеринбурге, Новосибирске, Владивостоке. Непосредственно в Ново-Огарёво находились журналисты кремлёвского пула, которые, как сообщается, предварительно прошли двухнедельный карантин.

Поэтому для большинства региональных корреспондентов (всего на мероприятие было аккредитовано 774 журналиста) работа на пресс-конференции началась задолго до её открытия. Для меня сначала надо было преодолеть почти 500 км расстояния от Иванова до Тулы. А перед этим — сдать анализ на ковид. Тесты провели накануне пресс-конференции в течение нескольких часов, чтобы результаты были предельно актуальными.

Вечером 16 декабря ивановские журналисты отправились в Тулу. Всего от Ивановской области аккредитацию на пресс-конференцию прошли пять человек — представители «Ивановской газеты», «Известно.ру», «Рабочего края», «Шуйских известий» и «Нашего слова».

Дорога из Иванова до Тулы заняла около семи ночных часов. В пять утра мы оказались в городе самоваров, пряников и оружейных мастеров. Познакомиться с достопримечательностями в такой ранний час сложно, но подышать атмосферой города, в котором есть свой кремль и до сих пор ходят трамваи, мы успели.

Площадку пресс-конференции в Туле организовали в помещении творческого индустриального кластера «Октава». Это пространство по замыслу напоминает ивановский Nimloft — всё та же фабричная архитектура, всё тот же исторически-промышленный дух со вкусом современного искусства и ароматом кофе.

Несмотря на то, что пресс-конференция проходила по видеосвязи, меры безопасности были приняты самые строгие — как будто президент действительно здесь.

— Какие документы у вас есть? — строго спрашивает девушка на входе.

— Паспорт, — прохожу через рамку, показываю содержимое сумки.

— Что ещё?

Приходится достать служебное удостоверение. После этого меня пропускают, а вот моих коллег — останавливают. У одной из них в сумке — Библия, и её, как говорят на посту досмотра, «нет в списке разрешённых книг». У другой девушки охрана интересуется содержимым файла для документов (а там всего лишь результат обязательного теста на ковид). Обе ситуации разрешаются в пользу журналистов, тем более что в следующей сумке охрана находит… отвёртку. Я в этот момент нахожусь у стойки выдачи бейджей и слышу, как вопрос решают на ходу:

— Разворачивай его. Нет, не изымать… Он просто не проходит и всё. У него не будет пресс-конференции.

— Подождите, это журналист, так нельзя…

Те, кто благоразумно не взял с собой ни инструменты, ни колюще-режущие предметы, получает право позавтракать, зарядить в кафе телефон и набраться сил перед пресс-конференцией, потому что она обещает быть долгой. Например, в 2008 году президент отвечал на вопросы журналистов почти 5 часов.

Примерно за час до начала мероприятия журналистов начинают потихоньку пропускать в зал. Требуется время, чтобы рассадить всех в шахматном порядке, как того требуют антивирусные правила, а также объяснить правила телетрансляции. В частности, на протяжении всей трансляции надо быть в маске, причём каждые полтора-два часа маску меняют на новую. Если удастся получить слово, маску перед диалогом с Путиным нужно снять.

Трансляция стартует, и площадки начинают конкурировать между собой. Чтобы задать свой вопрос журналисты традиционно действуют двумя способами: либо пытаются привлечь внимание президента нестандартным внешним видом, либо держат в руках таблички.

Открытый микрофон на площадке в Туле был предоставлен только один раз, женщине, державшей табличку «Я беременна», которая спрашивала не за беременность, а за какого-то рязанского замгубернатора. Вопросы ивановских «Известно.ру» (о мусорной реформе), «Рабочего края» (об экономике моногородов) и «Нашего слова» (о том, что в сельской местности остро стоит вопрос строительства школ, на которое трудно получить деньги по федеральным программам) остались незаданными.

«Наше слово».

23.12.2020 08:18, Евгения КОЧЕТКОВА