В десятку – 2020

На главную

Традиционный посленовогодний рейтинг «Курсива» самых значительных ивановских событий, случившихся в минувшем году.

1. Первое место однозначно достаётся фактически оправдательному приговору Ленинского райсуда г. Иваново, вынесенному в июле 2020-го по «делу Грудистова». Ранним утром 28 июля 2019 года 35-летний ивановец с не самой безупречной биографией Анатолий Грудистов в бытовой потасовке возле забегаловки «Рокко» застрелил из травмата молодого азербайджанца. Дело получило шумный эскорт на националистской почве — «чурки вон».

Но в действительности интересно оно не этим. Известный ивановский адвокат Олег Бибик, защищавший и защищающий Грудистова, сумел через суд присяжных добиться освобождения убийцы, жёстко отхлестав по щекам прокуратуру. Оказалось, что народ в лице присяжных не всегда готов согласиться с мнением государства, даже если у государства в лице прокуратуры есть аргументы. Государство аж вспотело, чего, собственно, и добивался Бибик, — доказать через последний действующий в России демократический институт (присяжные), что народ и государство — это не одно и тоже. Так часто случается в истории — Грудистов стал знаковой фигурой демократии.

2. Пандемия. Коронавирсную инфекцию со всеми её общеизвестными гадостями, никак не выкинешь из ивановского рейтинга, хотя пандемия на то и пандемия, чтобы охватывать всю планету, и регион тут не уникален. Но есть и местечковые особенности. Региональный оперштаб по борьбе с заразой, возглавляемый губернатором Станиславом Воскресенским, был уличён в фальсификации статистики смертей от заболевания, причём, со стабильным коэффициентом ~ 2 – 2,5 раза ниже реального положения вещей. Штаб никак не отреагировал на эту публичную информацию, что, видимо, её подтверждает. Кроме того, позорно провалено открытие к новому году «быстровозводимого инфекционного госпиталя МЧС» (360 коек), строящегося на территории Облбольницы. «Быстровозводимость» не освоили и за полгода (вспомним знаменитый китайский пример возведения куда большей больницы за 10 дней). Когда освоят — до сих пор неизвестно, как неизвестно и то, кто за срыв строительства ответит.

3. Муниципальные выборы. 13 сентября, как и пандемия, в Ивановской области, — в общей канве российской государственной политики. Тотальные ложь и подтасовки. Но есть и одна новость, отдельная на всю страну. Московский суд, к удивлению многих наблюдателей, взял и отменил результаты выборов депутатов Тейковской городской думы в двух округах. Там горизбирком по явно надуманным поводам не зарегистрировал кандидатов от «Справедливой России». В районном и областном судах беззаконие, как водится, посчитали законным, а вот Москва что-то вдруг начудачила и с областными судьями не согласилась. Теперь нужен новый суд. Косяк, надо полагать, исправят безболезненно, т.е., без повторных выборов. Хотя — как знать.

Есть и смешной нюанс. Едроска Наталья Ковалёва, избравшаяся по одному из тех округов, где выборы отменены, уже стала председателем Гордумы. Иначе говоря, Тейковскую гордуму сейчас возглавляет никакой не депутат. А Дума под председательством не депутата уже избрала главу города Светлану Семёнову, которая, выходит, тоже — не глава. Если верить букве российского закона, то Тейково сейчас возглавляют самозванки. Но кто ж из россиян ей верит, этой букве… Тем не менее, третье место в нашем рейтинге.

Сюда же записываем и обыски, проведённые перед самыми выборами у кандидатов от избирательного проекта «Объединённые демократы». Полиция, высосав предлог из 21-го пальца Кремля, изъяла все гаджеты у кандидатов, лишив их возможности завершить избирательную кампанию. Предлог — следственные действия по «делу ЮКОСа» 25-летней давности. С тех пор — ни новых следственных действий, ни гаджетов.

4. Четвёртое место достаётся самому харизматичному из ивановских губернаторов (кроме Фрунзе, конечно) Михаилу Меню. Мень вот уж семь лет как не губернатор, но в ноябре удостоился уголовного преследования за события времён губернаторства. До сих пор это дело было принято называть «делом Павла Конькова», т.е. преемника Меня, но теперь получается, что это «дело двух губернаторов».

18 ноября 2020 года Совет Федерации удовлетворил представление генпрокурора Игоря Краснова и дал согласие на привлечение к уголовной ответственности аудитора Счётной палаты РФ Михаила Меня. Мень был задержан в своём доме в Архангельском для дачи показаний. Ему предъявлено обвинение в растрате, совершённой на посту губернатора. Адвокат Павла Конькова, находящегося под домашним арестом по этому делу, Анна Коткова утверждает, что её подзащитный не давал показаний против Меня.

22 июня 2020 года группа «Продо», которая контролировалась менеджерами инвесткомпании Романа Абрамовича Millhouse Capital, погасила долг «Ивановского бройлера», вернув в бюджет региона 710 млн рублей, которые, собственно, обвинение и считает растратой. Деньги были выделены в 2011 году на развитие предприятия. Тогда Мень был губернатором, Коньков возглавлял областное правительство. Сейчас и Коньков, и Мень домашние арестанты, а было ли их деяние растратой или же развитием предприятия, решит суд, если до него дойдёт.

5. В подобных рейтингах, в верхней их части, принято упоминать хотя бы одно положительное событие. Т.е., не уголовщину, не катастрофы, не плач голодных, не публичную глупость медийных персон, а что-нибудь этакое — в акварельных тонах. Но ничего акварельного, что бы случилось в Ивановской области в ушедшем году, «Курсив» припомнить не смог, как ни старался.

Восьмилетний долгострой Дворца игровых видов спорта в Иванове, наконец, завершили. Но с недоделками, по сильно завышенной смете, да и проект морально устарел уже лет пять назад. Реконструкция железнодорожного вокзала в Иванове спорна с точки зрения сохранения облика архитектурного памятника конструктивизма, а у единственного функционального новшества, т.е. у подземного перехода к путям, катастрофически течёт крыша и нет хоть сколь-нибудь приемлемых пандусов. Разрекламированное областными и городскими властями пополнение ивановского троллейбусного парка вылилось в поставку по астрономическим ценам никуда не годных «Адмиралов», ломающихся чаще старых машин. Да и не ездит на них никто — схема движения общественного транспорта в Иванове как была, так и остаётся заточенной под убийственные маршрутки… Так что ничего акварельного на пятом месте рейтинга не оказалось…

6. Поэтому шестое место занимает фееричная кинешемская скамья в 1 млн руб. (всего 7 шт. и, соответственно, 7 млн) в рамках благоустройства города — как апофеоз бюджетного воровства под предлогом заботы о народе, который, выпуча глаза, молча обалдевает от такой заботы. В догонку за скамьёй отправляются и Дворец, и вокзал, и троллейбусы, и проч…

7. А хотя нет, кое-что если не акварельное, то маслянистое припомнить всё-таки можно. В августе покинувшего нас года жена губернатора Воскресенского, в прошлом фотомодель Светлана Дрыга продекларировала свой доход -2019 в 0 руб. И это при том, что в 2018 году она поимела неизвестно на чём 2,8 млн руб., а её муж, он же губернатор, как зарабатывал своей бестолковой деятельностью в регионе 1,3 млн так и зарабатывает. Вот в 2018 году Дрыга выделялась из рядов первых провинциальных леди только своей модельной статью, а в 2019 (читай — в 2020) стала выделяться ещё и странным нулевым доходом. Впрочем, у Воскресенского есть ещё и папа-олигарх, так что Дрыге позволено многое. Но всё-таки надо бы ей быть скромнее, а то, понимаешь, хлоп, — и сразу по нулям. Настораживает.

8. Восьмое место делят Вячеслав Ступин и Сергей Жубаркин как новые назначенцы на важные должности. Ступин стал мэром Кинешмы, а Жубаркин — главой Юрьевецкого района. Оба назначения, произведённые губернатором, необычны. Вячеслав Ступин в весьма почтенном возрасте, который захватывает даже пост первого секретаря обкома КПСС (во избежание разночтений — не КПРФ, а КПСС, которая Коммунистическая партия Советского Союза, и никак иначе). Сергей Жубаркин, наоборот, политически вечно юн и активен, зато успел посидеть за свою бурную деятельность в бытность главой Ивановского района.

И всё-таки нечто общее у них есть. Здесь «Курсив» отметает банальное словосочетание «короткая скамейка». Оба хоть и необычные, но далеко небесталанные управленцы. Пожелаем им удачи в новых должностях.

9. Два события одной тематики в рейтинге выглядят не очень элегантно с публицистической точки зрения, но, в ущерб элегантности, всё-таки возвращаемся к теме суда присяжных. «Дело Ерохина» интересно и само по себе, но куда интереснее то, во что оно вылилось. В феврале Октябрьский райсуд г. Иваново по вердикту присяжных оправдал опера СИЗО №1 Игоря Ерохина, обвинявшегося в избиении заключённого, после которого зэк умер. Ключевым аргументом для присяжных, видимо, стало утверждение защиты, не опровергнутое в ходе заседания, что Ерохин был не единственным и далеко не главным участником избиения, закончившегося смертью человека.

Прокуратура, разумеется, обжаловала приговор, а Облсуд по этой жалобе его отменил и отправил на новое рассмотрение, которое ещё предстоит. Главный тезис жалобы, с которой согласился Облсуд:  «процессуальные ограничения исключают возможность обсуждения в присутствии присяжных вопроса о причастности к совершению преступления лица, не являющегося подсудимым по рассматриваемому уголовному делу». Дескать, если прокуратура не может в суде выходить за рамки своего обвинительного заключения, так и защита не может. Этот трюк с регулярностью проворачивается в российском судопроизводстве.

Но Ерохин решил попросить Конституционный суд прокомментировать такой тезис. И КС ответил не в пользу ивановских Облсуда и прокуратуры: «УПК Российской Федерации не содержит положений, ограничивающих право подсудимого приводить доказательства и доводы, опровергающие позицию стороны обвинения, в том числе свидетельствующие о совершении преступления не им, а другим лицом. Иное приводило бы к ограничению как права подсудимого опровергать обвинение, так и права присяжных заседателей исследовать обстоятельства уголовного дела».

10. Замыкает наш топ-10 зампред ивановского областного правительства Людмила Дмитриева с хитроумным жульничеством, позволившим облегчить облбюджет на 18 млн руб. Элегантную махинацию придумала явно не сама Дмитриева, а пока неизвестные, в пользу которых бюджет и облегчился на 18 млн. Но подписи под компрометирующими документами — дмитриевские.

В двух словах афера, провёрнутая под крылом Дмитриевой, состояла в следующем, — под предлогом внедрения автоматизированной системы управления госсобственностью были выделены 18 бюджетных лямов с условием получения 64 лямов эффекта в тот же бюджет за 2 года (2018 – 20). Позднее бумажный эффект был снижен с 64 до 1 ляма, но даже и того не случилось, как не случилось и внедрения вообще никакой системы.

Правоохранительные органы, как водится, увод 18 млн руб. не заметили.

11.01.2021 07:28, РЕДАКЦИЯ